Тысячелистник - сайт памяти Николая Николаевича Беляева (1937-2016), поэта Татарстана

Переводы с татарского стихов Дэрдменда

Дэрдменд

Дэрдменд, татарский поэт

(Из сборника "Поседевшая струна")

Обращение к перу

Перо! Открой — какой владеешь тайной, Суть быстротечной жизни начертай мне. С бумагою дружна слеза твоя живая, Поведай грусть свою, свои желанья. У дедовских могил, душа моя, бессонно Досадою отцов, их горечью дыши! Здесь черная земля — вся из обид и стонов. Чьи это жертвы? Кто они — скажи! Перо! Открой — какой владеешь тайной, Суть быстротечной жизни начертай мне. С бумагою дружна слеза твоя живая, Поведай миру все обиды и желанья...

* * *

Солнца не жди... Осень пришла — снег и дожди, Сердце синей долины сковал ледок... Высох цветок, На тощем стебле — колючки остались. Боль, боль... Соловей! Тебе острие иголки досталось.

* * *

Поднебесье сокол режет крыльями, Зорким, сильным быть ему завещано. Никогда с ним не дружить ночному филину, Чьи глаза на солнце вспыхивают бешено.

* * *

За материнский, отцовский кров И тысячу жизней отдать не жаль; За край, в котором родился и рос, Последней капли крови — не жаль.

* * *

Прости мне, любимая, обиды нечаянные, Слова, изреченные в горе, в отчаянье. Страданья, в которых повинен я,— забудь, Воспоминанья дурные — забудь! Ты вспомни другое — как молоды были, Любовным томленьем себя изводили, О том, как смеялись, играли, любимая, Не забывай, вспоминай, любимая!

* * *

Ветер утренний, если летишь в нашу сторону, Передай, передай привет моей тоненькой! Пусть приснится (к дороге), что гребнем ласкает локоны, Пусть по книге Судьбы загадает — буду ли около, Пусть Всевышнего просит: — Верни воспарившего сокола... Передай, передай привет моей тоненькой! Скорбь какая! Мы жили жизнью одной, Вместе росли, играли, смеялись вместе с тобой, А сегодня, как Сак и Сок, разлучены с тобой... Передай, передай привет моей тоненькой

* * *

Сколько садов мы в сердцах взлелеяли нежно. Желтой дорогой течет между ними тоска. Как поседевшие струны, лопались наши надежды, Словно одну за другой обрывала их чья-то рука.

* * *

Живым — игру и смех не запрещай, Ждет каждого свое последнее «прощай!». Всему свой час — улыбкам, играм, грусти, И смерть, поверь, своей минуты не упустит.

* * *

«Кони! Снежная пена из-под саней, Парень сидит в окруженьи парней. Кажется, к нашим воротам. Скорей!» Встала и — к зеркалу: бусы, сережки... Вроде бы — радость.Но отчего же Смотрят глаза и тоскливей, и строже?

Прошумит ли ветер...

Прошумит ли над долиной ветер, Девушка ль заплачет на рассвете, Прозвенит ли смех — задорен, светел Но утроба камня — что ответит? Камню безразлично все на свете.

Добрый совет

Держи в узде мир низменных желаний, Не то он сам узду набросит на тебя. И поведет, толкая в спину, к яме, Подхлестывать начнет, за повод теребя. Одно лекарство нам завещано веками: Гони, не размышляя, мерзость прочь. Догнав, добавь — гони взашей, пинками. Того, кто гонит,— ей не превозмочь.

Перевод с татарского Николая Беляева.


Дэрдменд, Николай Беляев
Татарская электронная библиотека